Публикации в СМИ

Прощание с Гинзбургом

В Москве проводили в последний путь великого ученого, Нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. На траурную церемонию пришли сотни людей. И те, кто выступал, и те, кто прощался молча, осознавали всю невосполнимость этой утраты. Похоронили Виталия Лазаревича на Новодевичьем кладбище.

Три-четыре десятка лет тому назад советские физики шутили: "Вы не подскажете, где находится универмаг "Москва"?" – "А, это напротив здания, где Гинзбург ведет семинары". Сегодня в том самом здании - Физическом институте Академии наук - посетители тех самых легендарных семинаров прощались с их бессменным ведущим.

Вот знаменитый зал ФИАНа, где Виталий Лазаревич Гинзбург вел сотни своих замечательных семинаров. Если точно - ровно 1700 заседаний. 1700 недель, каждую среду. Где-то пишут - в 9 утра. Борис Алтьшулер, сын ближайшего друга Гинзбурга, сам физик-теоретик, старший научный сотрудник отделения теоретической физики Физического института им. П.Н.Лебедева, поправляет: "Физики работают по ночам, так что в 9 утра - нет. Это было позже. Но это был единственный день, когда был свободный вход в ФИАН с Ленинского проспекта".

Это тогда, в режимные-то времена! Свободный вход был и сегодня – тоже, кстати, в среду. Но не в лекционный зал, а в колонный - точно напротив. И людей, наверное, было столько же, сколько и всегда. Как говорят ученые - все свои.

"Ушел из жизни великий, выдающийся ученый. Наверное, последний из энциклопедистов-физиков и этого, и того столетия", - заявил Геннадий Месяц, директор Физического института им. П.Н.Лебедева, академик РАН.

"Для меня он всегда останется таким, каким я увидел его 57 лет тому назад. Нина Ивановна, поверьте: для многих здесь то, что произошло, - это тоже личная утрата", - говорит академик РАН Леонид Келдыш.

В этом тесном академическом мире Виталия Лазаревича Гинзбурга помнят не только как отца сверхпроводимости, Нобелевского лауреата, одного из создателей ядерной бомбы, физика-универсала, учителя. Здесь помнят его как совершенно особенного человека.

"Он вообще не любил это слово – "учитель", и всего 5 лет назад у меня спросил: "Алик, я могу вас называть своим учеником?" Я сказал: "Да, Виталий Лазаревич, можете!", - вспоминает Александр Гуревич, академик РАН.

На лице не скорбь, а улыбка. Гинзбургское чувство юмора - легенда. Вот фрагмент нобелевской лекции Виталия Лазаревича (2003 год, Стокгольм) о феномене сверхпроводимости, открытом при сверхнизких температурах: "В эвакуации в 43-м был голод и настолько холодно, что любая вода в доме замерзала. Так что я не знаю, откуда у меня столько энтузиазма по поводу низких температур. Может, из-за той самой воды".

То открытие, сделанное в середине XX века, принесло Гинзбургу Нобелевскую в веке XXI. Но сколько еще было сделано с тех пор!

"То, что вашу телевизионную передачу будут смотреть через спутник другие люди за десятки тысяч километров отсюда, - это его вклад", - объясняет академик РАН Владимир Фортов.

А это замечание Гинзбурга стало анекдотом в научных кругах по всему миру: любой ученый может получить Нобелевскую премию, если принять за основу, что продолжительность его жизни стремится к бесконечности. Жизнь Гинзбурга к ней, казалось, стремилась: три года назад справляли 90-летний юбилей.

"Уговаривал всех экспериментаторов искать температурные сверхпроводники. После того, как их открыли, он стал призывать искать "комнатную" сверхпроводимость. Не успел", - рассказывает академик РАН Александр Андреев.

Зато успел вырастить - пусть даже через свои работы - не одно поколение блестящих ученых. И продолжает - со страниц своих работ. "Для меня имя Гинзбурга ассоциируется прежде всего с теорией сверхпроводимости, теорией Гинзбурга-Ландау. Это такой фундаментальный вклад в науку, который сейчас есть во всех учебниках теоретической физики", - отмечает Андрей Желтоухов, студент 6-го курса Московского физико-технического института.

На Новодевичьем кладбище почти не был слез и точно не было священнослужителей. Как и большинство физиков того поколения, Гинзбург был убежденным атеистом. А волю и убеждения Виталия Лазаревича мир науки за десятки лет привык уважать.