Публикации в СМИ

Город высоких энергий

«ПРОТВИНО - город науки» - такие слова можно увидеть при въезде в один из самых известных городов Подмосковья. Здесь, среди сосновых лесов, хорошо живётся, думается и изобретается. 18 августа 2007 г. Протвино получил статус наукограда - и не только благодаря своему знаменитому на весь мир Институту физики высоких энергий (ИФВЭ).

ГЛАВА города Владимир ДМИТРОВСКИЙ начинает с восточного иносказания: «Нельзя победить в маленькой комнате, размахивая большой палкой». «Вот и в Протвино размахивать «большой палкой» не надо, - перефразирует мэр Хо Ши Мина, - нам нужно сохранить и развивать свои проекты, не пытаясь объять необъятное. Когда начал сокращаться госзаказ, они ушли в смежные области: рентгеновское оборудование, иммунология, программные продукты. Так из одного научного центра появился многопрофильный научно-производственный комплекс».

Таинственный ускоритель

ЧТОБЫ поддерживать настоящие проекты - прорывы в мировой науке, нужны мужество и политическая воля.

Взять хотя бы рентгенологию - протвинский филиал «РЕНТГЕНПРОМА» создаёт приборы, равных которым нет нигде в мире. Однако и самой флюорографией изначально СЕРЬЁЗНО занимался только СССР, где многие руководители болели туберкулезом. Если сегодня решат, что это не нужно,   наши знания приобретут иностранцы, «раскрутят», запатентуют и поставят нас в положение догоняющих.

Такой пример: крупнейший в мире ускоритель. Тоннель для него проложен вокруг Протвино уже много лет назад - 21 км на глубине от 6 до 60 метров. Но не хватило денег запустить уникальный проект, и центром физических исследований для учёных всего мира стал Большой адронный коллайдер, построенный на границе Франции и Швейцарии. Кстати, оборудование на 80 млн. швейцарских франков для него поставили именно протвинские физики.      

Многие здешние   учёные стали заниматься медициной. Да и вообще многие виды лечения были предложены именно физиками.

В «НПО ДНК-технология» «размножают» ДНК с помощью своей аппаратуры - это называется методом полимеразой цепной реакции. Так можно определить, сколько вирусной инфекции в крови у человека (ВИЧ, гепатит, герпес и т. п.), есть ли генномодифицированные компоненты в тех или иных продуктах, диагностировать наследственные заболевания, идентифицировать останки.

Владимир Балакин направит пучки протонов на борьбу с раком.

Протоны против рака

ВЛАДИМИР БАЛАКИН, директор Физико-технического центра ФИАН, приехал в Протвино из новосибирского Академгородка в 1988-м собирать линейный коллайдер. В результате - занялся лучевой терапией.

Балакин показывает установку протонной терапии в местном медцентре. «На ней можно лечить онкологические заболевания: лучевая терапия всех видов опухолей за исключением 15% так называемых радиорезистентных опухолей, - объясняет член-корреспондент РАН. - Но и здесь есть решение: терапия ионами углерода. Таких установок в мире единицы: в Европе, в Японии и у нас в Протвино. В соседнем институте большой протонный ускоритель сейчас переделывают на ионный».

Протвинские выпускники играючи поступают в ведущие вузы страны.

Протонная терапия была открыта более полувека назад. Но с тех пор в мире получило лечение протонами всего 50 тыс. человек. Потребность России - 300 тыс. человек в год, Штатов - полмиллиона. Но получение протонов очень дорого - и процедура, и способ, и устройство. Вот почему Балакин с командой так фанатично создавал свою «доступную» установку. Его приборы дешевле зарубежных в 10-15 раз. Они компактнее, экономичнее, у них меньше расходы на процедуру облучения, лучше автоматизация процесса и т. д. Это позволило бы сделать лечение массовым во всём мире и спасать сотни тысяч человеческих жизней на любой стадии заболевания. Или, по крайней мере, давать шанс тем, кто уже списан со счетов официальной медициной.

«Здесь будем проводить клинические испытания, - показывает Балакин, - по медицинским критериям надо 10 лет таких испытаний: 5 лет набирать статистику по больным- добровольцам, а потом ещё 5 лет отслеживать результаты их лечения. Затем - сравнить стандартное лечение и лечение с помощью протонной терапии, и если эффект выше - а он выше, - то его разрешат в массовом порядке. А сейчас можно помогать людям только в особых условиях, когда испытаниями руководит компания, которая имеет лицензию на такие действия, - у нас это Академия наук или обнинский радиологический научный центр». Собирают мини- коллайдеры в огромном ангаре, обрешеченном толстыми стенами со свинцом и другой радиационной защитой. Здесь смогут делать до 20 установок в год. Но если спрос будет больше…

«Вот это первый лабораторный образец, - показывает Балакин установку, опутанную проводами, датчиками и заставленную компьютерами, - на её основе были собраны остальные. На ней мы планируем начать лечение в этом году, на ней получены все необходимые параметры, а сейчас идёт наладка программного обеспечения, чтобы при помощи трёхмерного рентгеновского томографа автоматически лечить людей. Такого в мире нет вообще! Управлять всем этим будет врач-радиолог - лучевой терапевт. Этот специалист обозначит на томографическом изображении контур опухоли, введёт дозу облучения, «нарисует» контуры чувствительных органов, которым излучения надо избегать. А дальше автоматика всё делает сама».

Балакин показывает шкалу протонных пучков разной длины. Там, где такой пучок останавливается, - яркое пятно, именно оно и поражает опухоль. Длина пучка варьируется энергией, а луч попадает на разную глубину организма, наибольшее действие производя только в самом конце. Это главное отличие от сегодняшней терапии гамма-лучами, которая убивает всё на своём пути. Протонное облучение - гораздо более интеллектуальное: надо, чтобы луч разогнался, а затормозил именно в опухоли. Точность определяется ПЭТ-томографами и МРТ-томографией с контрастирующими веществами, которая помогает чётко показать не только опухоль, но и метастазы.

Одна из установок разобрана и разложена по десяткам деревянных ящиков: когда вы будете читать этот номер, она уже улетит в Америку в Технологический институт Массачусетса. Другая - отправляется в Пущино (там строится здание больницы), третья - в Словакию, четвёртая только комплектуется: недавно получили магниты для сборки ускорителя. «Если раньше мы рассчитывали на свои силы, - рассказывает Владимир Егорович, - то сегодня хотим привлечь российскую промышленность». Пока промышленность молчала, Балакин даже закладывал собственную квартиру, чтобы заплатить рабочим зарплату. «А что такого? - хмурится он в ответ на похвалы. - Я был уверен, что деньги придут. Во-вторых, у меня гараж тёплый и книжки. Много ли человеку надо для жизни?»

Удивительно, что пока в компании Балакина обрывают телефоны только зарубежные заказчики и наши онкобольные, умоляющие поскорее начать лечение официально…

Наступит завтра

ОБРАЗОВАНИЕ - ещё один конёк Протвино. Но местные умные дети всегда готовы сорваться в Москву: «поступаемость» у вчерашних протвинских школьников на физфак МГУ, МИФИ, МФТИ, МГИМО, ВШЭ -практически стопроцентная. Вернутся ли они назад? В Протвино тоже есть возможность получить высшее образование: здесь работает филиал университета «Дубна». Обучают по трём специальностям: прикладная информатика в экономике, программное обеспечение вычислительной техники и информационных систем и автоматизация технологических процессов и производств в машиностроении. Со следующего года появится направление «Физика»: вместе с ИФВЭ здесь будут готовить физиков-инженеров с медицинской специализацией.

А чтобы увлечь ребят, в городе действует грандиозный проект - «Космическая лаборатория».

На каждую школу,   филиал университета, администрацию и ИФВЭ ставятся специальные датчики, улавливающие космические лучи. Всю информацию собирают на едином сервере, и на её основе будут проводиться научные исследования потомков космических лучей и плотности частиц в них, влияния на атмосферные явления, на здоровье людей. И если это зацепит хотя бы нескольких ребят, они тоже придут в Большую Науку - физику.